2005 год

Jan. 9th, 2014 01:45 pm
sestra_milo: (Jane)
Машка повесила в фейсбуке старые фотографии.

Это мы с Машкой пьем кофе в нагарийском кафе у моря. У меня в руках сигарета. Боже, это было сто лет назад, я тогда еще курила! Мы обе тогда курили, сейчас даже не верится. Машка, мы уже сто лет не встречались, давай выпьем кофе!:))


Read more... )
sestra_milo: (13)
С юности у меня остался один незакрытый гештальт. На первом курсе я занималась в кружке парашютного спорта. Меня вообще привлекали военные профессии. Я мечтала быть радисткой и парашютисткой - не иначе как готовилась высадиться с десантом в тылу врага, как радистка Кэт. Мы с подружкой целый год собирались в подвале в компании десятиклассников-допризывников и вместе с инструктором ДОСААФ изучали парашюты, самолеты и прыжки. Писали конспекты, обсуждали, спорили. Потом ездили в соседний городок Болград в воинскую часть, учились собирать парашюты. После этого нам предстояло прыгнуть. Нам дали две даты для прыжков, это было весной. Две даты, две субботы. А в институте началась сессия. И именно на эти дни у меня попали экзамены, два очень важных и тяжелых экзамена, которые нельзя было перенести.
Так я с парашютом и не прыгнула. А на следующий год этот кружок закрыли, и я увлеклась мультипликацией, фотографированием и театром.
Этот гештальт никогда не будет закрыт, потому что в юности я была отважная и слабоумная, и ничего не боялась. А с годами я приобрела страх высоты. Я могла бы хоть завтра заплатить и прыгнуть с парашютом, одна или с инструктором, и закрыть свой старый гештальт. Но я боюсь!!

Сегодня мы гуляли по лесу, забрели в закрытый парк аттракционов и поднялись на смотровую башню.
Read more... )
sestra_milo: (Сat)
Когда-то давно, еще в Измаиле, я гуляла с Ольгой Николаевной, моей наставницей-приятельницей. Ольга была режиссером в студенческом театре. Мне было двадцать, ей тридцать. Она была старше меня всего на десять лет, но я называла ее на вы. Ольгу Николаевну недавно оставил муж, свекровь выставила из дома, она с ребенком жила на съемной квартире и только начала встречаться с капитаном, за которого позже выйдет замуж. Словом, жизнь у нее была непростая, как и у меня, впрочем, и мы направлялись в кафе, чтобы обо всем этом поговорить.
И к нам пристала цыганка. Она сразу определила Ольгу как легкую добычу и потенциальную жертву, что-то ей наплела, вырвала у нее из головы волосок и пригрозила, что если та не даст ей 25 рублей (или 250 рублей, или полтора миллиона - я уже не помню, какими деньгами мы тогда орудовали, в лихие девяностые), то цыганка бросит ее волосок на перекресток двух дорог, и Ольге Николаевне будет плохо, и все умрут.
Я в те времена была удивительной дурой, но такими вещами меня уже было не пронять. А Ольга ей поверила. И я никак не могла ее остановить, хотя говорила без умолку, хватала ее за руки, взывала к совести цыганки. Ольга была глуха. Она достала кошелек и отдала цыганке деньги. Цыганка ушла. Я была безутешна, а ОЛьга сказала: "Женя, представь, что мы выпили на эти деньги кофе и не жалей". Но я не могла не жалеть, я тогда жила впроголодь на одну стипендию, и деньги, которые Ольга отдала цыганке, была для меня огромными. На них можно было жить целую неделю!! Мы могли на них пойти в кафе, сидеть в красивом баре, потягивать крепкий кофе, рассматривать прохожих... А она отдала эти деньги цыганке!!
Я уже двадцать лет думаю над этим случаем. Ольга с первых слов цыганки впала в какой-то транс, и покорно выполняла все, что та ее просила. Возможно, мое присутствие спасло ее от того, чтобы не раздеться до трусов и отдать все содержимое кошелька, но не спасло 25 рублей. Я все время думала, что можно было сделать в такой ситуации - когда дорогой тебе человек становится внушаемым и покорным, и безропотно летит в пропасть, а ты бессильно за этим наблюдаешь, ничего не можешь изменить. Что я могла сделать тогда? Потом я придумала, что надо было схватить ее за руку, закричать: "А вот и Колесо!" (Слава Колесниченко, один из актеров) и потащить ее на другую сторону улицы. Ну не побежит же цыганка за нами. А увести Ольгу Николаевну из этой ситуации было вывести ее из под действия цыганских чар. Но, мне кажется, это бы не сработало. Она просто меня не услышала бы.
А сейчас я думаю, что мне просто надо было покрепче взять в руки сумку и просто стукнуть ею цыганку по голове.
sestra_milo: (13)
В одной подзамочной записи спросили о первом впечатлении от будущего супруга.
Когда мы с Вовкой познакомились, мне было 11 лет. Это было 1 сентября 1981 года. Это был мой день рождения, и мы как раз переезжали из горячо любимого села Тарутино в ненавистный и страшный город Измаил. Я все пыталась протащить в грузовик старого плюшевого мишку, порванного и страшного. Нашу дворовую собаку Рекса родители забирать в городскую квартиру не захотели, и это была трагедия.
Вовкина семья были нашими соседями по лестничной клетке, мы познакомились с ними в первый же день. Вовке было 13 лет. Он поднимался по лестнице, на руках у него была черная кошка, рядом вышагивал огромный мраморный дог. Кошка и собака! Я была покорена и очарована, и влюбилась в него с первого взгляда.
У меня была ворона, которая училась летать, я подобрала ее на улице. Однажды она взлетела на перила балкона, пробежалась, перескочила через оградку и побежала по перилам соседского балкона, а потом соскочила вниз. Я помчалась к соседям. Дверь мне открыл Вовка, и я потеряла дар речи.
- Ваша ворона на нашем балконе, - сказала я.
- Что?! - удивленно спросил красавчик-сосед.
- Ой! Наша ворона на вашем балконе. Можно, я ее заберу? - спросила я.
Вовка вынес мне ворону. Его глаза смеялись. Ворона сидела у него на руке.
"Только бы она на него не нагадила", - подумала я. Моя ворона ела и какала непрерывно, как и положено молодому растущему организму.
- Пожалуйста, - сказал сосед.
Я забрала ворону. Она напряглась и ляпнула кляксу на пол лестничной клетки.
- Спасибо за ворону, - очень вежливо сказала я и удалилась.
Так в вовкиной семье я получила подпольное прозвище "пионерка Женя, юннат, друг животных". Я все время оправдывала это прозвище, потому что, несмотря на стеснительность, все время звонила соседям в дверь, когда их кошка скреблась у порога - я просто не могла пройти мимо.
Мы знакомы тридцать лет. С ума сойти.
sestra_milo: (палец к губам)
Радулова уже вторую статью пишет про "гаражных любовников". Это про несупружеские пары, которые занимаются любовью в гараже и угорают насмерть. И много, много отзывов - оказывается, это такая популярная смерть...
http://kommersant.ru/doc/2149805
http://kommersant.ru/doc/2155022
Read more... )
sestra_milo: (палец к губам)
Френдесса поделилась, как спутала Милку со своим ребенком. А я вспомнила, что в садике вместе с Русланом был мальчик, который был похож на Руслана больше, чем сам Руслан. Я их все время путала - издалека, конечно. Подходишь к садику, из-за оградки торчат детские моськи, взглядом выхватываешь синие глазищи, рот до ушей, вихор на макушке. Подходишь поближе, приглядываешься - а это вовсе не Руслан, а его друг Рома, а Руслан стоит рядом, на фоне Ромы совсем незаметный. Руслан и Рома были очень похожи, но все черты Руслана в Роме были как-то ярче, четче, сильнее прорисованы, Рома был симпатичнее и всегда сильнее бросался в глаза. Я радовалась, что не назвала сына Ромой (это был один из вариантов имени на букву "Р", который не понравился ни мне, ни Вовке). Если бы их обоих звали Рома, это было бы уже чересчур.
Потом мы переехали, и наши дороги разошлись. Когда мы вернулись в Хайфу, Руслан и Рома встретились в школе. Но они уже совсем не были похожи, ничего общего.
В этом детском садике было всего четыре русских ребенка, все они сдружились - Рома, Руслан, Габи и Настя. А после сада нас всех сперва очень сильно раскидало, а потом снова свело. Когда мы познакомились, Ромина мама перебивалась на временных работах, работала официанткой в каком-то придорожном кафе. Потом она устроилась в салон продавать машины, а когда мы встретились в последний раз в выпускном классе на родительском собрании, она уже была директором целой сети магазинов. С Настей мы встретились в Нагарии, ее родители купили квартиру в соседнем доме. Ее родители были медбратом и медсестрой, и это сильно на меня повлияло. Габи был очень крутым, его родители уже не были олимами, папа был программистом, а мама работала в лаборатории. Сейчас мы с его мамой работаем в одной организации, регулярно встречаемся на корпоративных собраниях и тусовках, но она меня в упор не помнит. Я думаю, у нас с ней ситуация, как в школе у младшеклассников и старшеклассников - младшие классы смотрят на старшеклассников как на богов и знают всех поименно, а старшеклассники едва замечают эту мелюзгу. Мама Габи меня не замечала, потому что в те годы я училась в ульпане и была ей неинтересна, а я смотрела на нее снизу вверх и думала - ооо, неужели я тоже когда-нибудь стану такой? А сейчас я смотрю на нее и думаю - черт, надо лучше было брать пример с габиного папы.
sestra_milo: (13)
Однажды, был выходной, мы с родителями шли по городу, и зашли в какой-то магазин. Продавщица была наверное знакомая, она поздоровалась с родителями, и сказала - ой, а что ж мальчик ваш не здоровается со мной? Родители говорят - ну, может он не знает, что надо здороваться? И все смеясь стали мне объяснять, что здороваться надо со всеми, а не только с соседями в деревне. И по итогу дали шоколадку. Я в детстве был послушным мальчиком, особенно за шоколадку. И когда мы вышли из магазина, я пошел по улице, и стал, морда в шоколаде, со всеми здороваться. Со всеми подряд. Люди удивленно улыбались и здоровались конечно в ответ. Тогда родители остановились и стали мне объяснять, что здороваться нужно не со всеми, а только со знакомыми. Я был деревенский мальчик, и наука с кем здороваться, а с кем не надо, давалась мне не просто.

Это про меня, слово в слово. В селе Тарутино все друг друга знали, а для меня, маленькой, большинство взрослых было на одно лицо. И я не понимала, с кем мне здороваться, а с кем - нет. Когда я иду с папой, и мы встречаем незнакомую тетю, с ней нужно поздороваться, это ясно. Но потом я встречаю эту тетю одну, не узнаю и не здороваюсь - и меня упрекают. На улице пью холодную воду из колонки, не ожидая подвоха - а проходящая мимо тетка оказывается участковым педиатром, и мне влетает от нее на орехи - и не здороваюсь, и воду пью из колонки, рискуя заболеть. Я делаю выводы и начинаю здороваться с каждым встречным. Но Тарутино все же большое село, как-никак районный центр, и большинство встречных смотрят на меня с удивлением и не отвечают. Ох, и тяжело мне было в детстве!:)
sestra_milo: (13)
Для тех, кому лучше один раз увидеть.
Иллюстрация к предыдущей записи.

sestra_milo: (Default)
Давным-давно, когда деревья были большими, а я юной и глупой, я писала письма в армию одному мальчику, с которым мы познакомились на море.
Писать я всегда умела. Я писала ему каждый день, как я сейчас пишу в жж. Писала много и часто, не дожидаясь ответного письма, много, щедро, интересно. Письма-загадки, письма-дразнилки, письма-свитки, письма-картинки, просто обычные письма. Наша переписка не сохранилась.
Юркины письма я сожгла, а мои письма, целый чемодан, он потерял на вокзале во время пьяного дембеля.
Вернувшись из армии, он стал бандитом, примкнул к какой-то группировке, крышевал ларьки и магазины, занимался рекетом и какими-то темными делами. Все это происходило на моих глазах, но я ничего не замечала и радостно готовилась к свадьбе. А прямо перед свадьбой он меня бросил ради какой-то стриптизерши. Мы должны были расписаться 6 октября 1991 года, 21 год назад.
В день свадьбы я сидела у него дома и методично напивалась прямо с утра. Последней каплей стали лимузины, которые прикатили к дому и начали радостно бибикать внизу у подъезда - их забыли отменить. Я до последней минуты надеялась, что он приедет, схватит меня в охапку, и мы поедем в загс расписываться, но в глубине души знала, что этого никогда не произойдет, и глушила себя горилкой.
Выкарабкиваться из этого всего было очень тяжело. В шкафу висели два свадебных платья, которые мне сшила мама - одно на первый день свадьбы, второе, поскромнее, на второй. Мама в сердцах сказала мне, что я сама виновата в том, что произошло, я развернулась и ушла из дома, и больше никогда не жила с родителями. Пятый курс мне пришлось доучиваться и жить на крохотную стипендию. В душе была зима, мне казалось, что моя жизнь закончилась, и я жила по инерции. Вокруг вовсю играли свадьбы, подружки и однокурсницы одна за другой выскакивали замуж, у вечного огня паслись невесты, и вид белых платьев и лимузинов ранил меня в самую душу. Я знала, что это не для меня, и у меня больше никогда не будет ни белого платья, ни лимузина (так и получилось, наша с Вовкой регистрация была очень скромной). Я пыталась вести какое-то подобие нормальной жизни, даже встречаться с кем-нибудь, но мне никто не был нужен, это чувствовалось во всем, и ничего, кроме one night stand в моей личной жизни не происходило.
Прошло несколько лет, и на адрес моих родителей пришло письмо от Юры.
Я к этому времени уже была замужем за Вовкой, жила в его квартире напротив моих родителей, и у нас рос Руслан. Мама вскрыла и прочитала письмо, и решила мне его не отдавать. Поделилась с братом, и тот возмутился. Как это так, какое ты имеешь право, это же ее жизнь, она должна знать! Под его нажимом мама неохотно рассказала мне про это письмо, но отдать его мне в руки было выше ее сил. Но мне нужно было его прочитать! Я позвонила юркиным родителям (его номер я все еще помнила наизусть), поговорила с его мамой. У Юрки была очень интеллигентная семья, дедушка писатель, родители оба врачи, мама педиатр, папа венеролог, по вечерам они читали друг другу вслух, я им очень нравилась, и они жалели, что мы расстались. Через пару недель я получила второе письмо, точную копию первого, сгинувшего в мамином комоде. Юрка писал мне из тюрьмы. Не помню, за что его посадили, да это и неважно. В этом письме было все, что нужно, чтобы закрыть гештальт. Он написал мне "прости", "бес попутал", "я до сих пор вспоминаю твои письма" и тому подобные слова. Он, кстати, женился таки на той танцовщице, у них родилась дочка, и она забрала ребенка и сбежала в Германию. А Юрка, сидя в тюрьме, хвастался "открытой визой в Штаты". Я прочитала его письмо и долго думала. Как же мне повезло, что все случилось так, как случилось. Если бы я тогда вышла за него замуж, я бы сейчас ездила на свидания, собирала передачи и писала письма.
Писала письма! Я вдруг поняла, что Юрка написал мне в надежде, что я опять начну, как раньше, каждый день писать ему забавные, веселые, смешные письма, которые скрасят его пребывание в тюрьме. Я долго думала, что ему ответить. Его мама написала мне несколько раз, Юра на нее давил, не понимая моего молчания. Мне нечего было ему сказать, и я так ничего ему не написала.
Я очень благодарна брату за то, что он заставил маму хотя бы рассказать мне про это письмо. Я ее понимаю, она хотела меня защитить.
Наверное, она боялась, что я наделаю глупостей, все-таки я его очень любила. Но глупостей я не наделала, и благодаря этому письму в этой истории появилась точка, она уже заканчивалась не "он бросил ее прямо перед свадьбой", а "через несколько лет, когда она уже была замужем, счастлива, и родила сына, он написал ей из тюрьмы, а она ему не ответила". А это, согласитесь, уже совсем другая история.
sestra_milo: (мой бейджик)
Это мы у кроватки новорожденного Руслана. Ему неделя, и нас только что выписали из роддома. Женщины нашей семьи оттеснили меня от кроватки, моя мама наклонилась к ребенку, а я скромно стою в сторонке в напряженной позе, тревожно вытянув шею. Мы только что вернулись с торжественной выписки из роддома, поэтому на мне нарядное платье.
Read more... )
sestra_milo: (Default)
Когда мы были молодыми, бедными репатриантами, и экономили каждый грош, то спали на продавленном старом матрасе, отданном родственниками. Матрас достался нам уже довольно пожилым и повидавшим много спин, а мы его окончательно доносили, проспав на нем еще лет десять. Каждый из нас продавил в матрасе на своей половине удобную ложбинку, из матраса постепенно вылезали и торчали пружинки, а мы все медлили с покупкой нового. И каждый раз, когда мы попадали в какую-нибудь гостиницу или циммер, я наслаждалась - после нашего старого матраса любой матрас казался мне прекрасным. Я с удовольствием валялась на гостиничных кроватях, запоминала название матрасов и каждый раз обещала купить себе точно такой же, даже не выбирая - он же мне так нравится! Потом мы все-таки купили себе отличный матрас, даже слишком хороший, и волшебство закончилось - гостиничные матрасы мне разонравились. Они все сразу вдруг потеряли свое очарование, спать на них стало неприятно и неудобно, и ни один из них я не купила бы под дулом пистолета. Теперь, ночуя в номерах, я мучаюсь на чужом неудобном матрасе, просыпаюсь от болей в спине и мечтаю поскорее вернуться домой, на свое облако. Вот и сейчас - в циммере, где мы отдыхали, на кровати был очень неудобный матрас. А раньше, в моей неприхотливой молодости, он бы мне обязательно понравился.
sestra_milo: (Default)
В те далекие времена, когда сердце мое было разбито, а я была одинока и свободна, завелся у меня не очень перспективный поклонник. Однажды он вытащил меня на свидание. Вечер был томным, в небе висела огромная желтая луна, мы сидели в машине у моего дома, душе хотелось любви и романтики. Я выжидательно посмотрела на своего спутника, тот напрягся и начал рассказывать, как он на днях менял в своем частном доме отопительные батареи. Я фыркнула и выскочила из машины, больше мы не встречались.
Иногда я его вспоминаю - скучного мужика с батареями. Иногда мне хочется написать у себя в жж о чем-нибудь высоком, чтобы душа развернулась и соприкоснулась с вечностью, чтобы мысли были глубокими, а чувства свежими, чтобы от комментов лопался почтовый ящик, чтобы любой случайно забредший в мой журнал прохожий прочитал мой пост, почесал в затылке и сказал мечтательно: "даа...". Иногда я начинаю писать такой пост, но быстро скатываюсь в бытовуху и жизнеописательство, и в моем журнале - одни батареи.
sestra_milo: (мой бейджик)
В 20 лет я летала на крыльях любви и выходила замуж за бандита. Мы собиралась венчаться в церкви, как это было модно в те годы, и поэтому я срочно окрестилась. Моим крестным отцом был Билл (Серега Батурин). Через месяц бандит бросит меня прямо под венцом. Тогда я еще не понимала, какое это было для меня счастье.
В 25 я уже была замужем (слава богу, не за бандитом, а за Вовкой) и няньчила годовалого сына. А бандит написал мне покаянное письмо... из тюрьмы.
В 30, прямо в свой день рождения я пошла на первое занятие в медучилище, где из меня начали строгать медсестру. Есть свои недостатки в том, чтобы родиться 1 сентября.
35 лет я отмечала в ресторане, в компании друзей и жж-френдов, которые приехали меня поддержать. Настроение было похоронное, накануне я получила увольнительное письмо из больницы и плохо понимала, как жить дальше. (А дальше было столько всего интересного, чего бы никогда со мной не случилось, если бы я осталась в больнице)
Примерно к 40 годам я родила себе девочку Милку, и у меня началась совсем другая жизнь.
sestra_milo: (Jane)
Все показывать не буду, покажу еще только два небольших кусочка. Это Игорь Бутров (правда, он красавчик?:). На последних секундах слышно, как звонит мой мобильник:)
Read more... )
А это - чистейшей прелести чистейший образец - реклама того времени. На съемках в ресторане я танцую в центре, лицом к камере. Дальше мое интервью со Светкой Вахтеровой на три с половиной минуты, смело можно не досматривать.
Read more... )
Сейчас на это смешно смотреть, а в те годы мы были героями, и нас узнавали на улицах.
Очень жаль, что больше никакие мои передачи не сохранились, только эта.
sestra_milo: (Jane)
Я нашла старую передачу, староновогодний капустник про сотрудников измаильского телевидения, которое мы с Игорем Бутровым сперва весь вечер снимали, а потом монтировали всю ночь до утра. Около двадцати лет назад это было, подумать только! Я выложила на ютуб маленький кусочек, минуту с лишним, самое начало. Можно посмотреть, какой я была в двадцать три года - убойный макияж, стрелки, начес, глазищи, губы.
Read more... )
Кстати, тут я уже беременна Русланом, но еще никто в мире, включая меня саму, об этом не знает.
Если будут желающие, выложу передачу дальше. Она не очень интересная и ооочень длинная. Качество очень плохое. Изначально передача была на много раз переснятой кассете, потом она была переконвертирована на двд в каком-то странном формате. Я билась с ним долго, но проще всего оказалось взять фотоаппарат и переснять передачу с телека на фотоаппарат, а оттуда уже - проторенным путем через конвертер в привычный формат и на ютуб. Поэтому передача состоит из множества кусочков очень плохого качества. Я до конца даже не осилила ее снимать:) Вобщем, меня нужно очень сильно простимулировать комментами, чтобы я продолжила ее выкладывать, уж очень это муторно. Да и вряд ли кому-нибудь, кроме меня и Игоря, это по-настояшему интересно.
Но как же приятно было это все смотреть! Ах, какая ностальгия! Это- такая часть моей жизни! А Игорь там - такой красавчик! Как бы я хотела увидеть всех этих людей! Думаю, большинство из них меня бы просто не узнали, как и я их.
А на дисках этих еще лежат Вовкины спектакли, и Руська маленький, домашние съемки. Мы все это смотрели, не могли оторваться. И я решила чаще снимать видео - чтобы было что посмотреть лет через двадцать.
sestra_milo: (13)
Мама чистила ящик с бумагами и наткнулась на старые стихи:
Read more... )
sestra_milo: (13)
В детстве все девочки вокруг меня носили сережки, а у меня уши были не проколоты, и я не хотела сережек. Я собиралась сбежать из дома и наняться юнгой на пиратский корабль, а дырки в ушах могли меня разоблачить, и капитан корабля догадался бы, что я девочка.
sestra_milo: (Default)
Не люблю флешмобы, но от некоторых воспоминаний никуда не денешься, особенно когда вся лента ностальгирует в едином порыве.
Двадцать лет назад, в первый день путча, мы с Юркой, моим женихом-бандитом пошли подавать заявление в загс. Заполняя заявление, я поняла, что не хочу брать его фамилию - мне она не нравилась. У него была короткая смешная украинская фамилия. Я заполнила бланк и уставилась на свое будущее новое имя - Евгения Лахно. О боже, какой кошмар, не хочу!!
Я объяснила все Юрке, и он не стал на меня давить. Мало того, он вдруг согласился, что его фамилия ужасна и решил перейти на мою фамилию. Мы попросили у регистраторши новые бланки и заполнили их. Теперь мы были Юрий и Евгения Храмцовы.
Юрка держал в руках бланк и смотрел на свое новое имя. А я представила себе лица его родителей. Мы посмотрели друг на друга и пошли за новыми бланками. Регистраторша была недовольна.
На третий раз мы решили остаться каждый на своей фамилии. В конце концов, моя мама тоже оставила себе девичью фамилию - и никого это не удивляло.
Мы выбрали дату свадьбы - 6 октября, но так и не поженились.
Иногда я жалею, что нельзя ампутировать часть памяти. Зачем мне помнить, что в то лето я весила 48 килограмм, и Юрка, кмс по тяжелой атлетике, поднимал меня одной рукой? И как все это закончилось, я тоже слишком хорошо помню.
Я не сразу поняла, как мне повезло, что он меня бросил. Потом только поняла, через несколько лет, когда я уже была счастливо замужем, а Юрка написал мне из тюрьмы. Я не стала ему отвечать. Только тогда до меня дошло, чем он на самом деле занимался. Когда мы встречались, я была влюблена, как кошка, ничего не замечала и ничего не понимала. Однажды он принес и вывалил на стол груду самоварного золота - толстые кольца, цепи, какие-то украшения, все грубое и тяжелое - и предложил мне выбрать себе что-нибудь. Мне пришлось впору только одно тоненькое серебряное колечко с янтарем, больше ничего не понравилось. Юрка подарил мне это кольцо, а все остальное куда-то отнес. А я тогда была такой дурой, что даже не сообразила, откуда в те лихие времена у него могла появиться груда золота - такие страшные мысли просто не приходили мне в голову. Я много лет носила это кольцо, и далеко не сразу сообразила, что оно появилось у меня в результате грабежа или квартирной кражи. Я больше его не ношу, но это невзрачное дешевое колечко до сих пор лежит в моем сундучке с украшениями, и я стараюсь не заглядывать в эту коробочку.
Не знаю, в кого Юрка такой получился - его семья была очень интеллигентной, родители врачи - мама педиатр, папа венеролог, а дедушка известный украинский писатель (до сих пор безуспешно пытаюсь вспомнить его фамилию). По вечерам его родители читали друг другу вслух. Даже их овчарка Карат была сдержанной и очень воспитанной собакой.
В "одноклассниках" в своей анкете я все время указывала фамилию мужа. Мне не хотелось, чтобы Юрка нашел меня через этот сайт - призракам лучше оставаться призраками. Иногда я заходила через левый аккаунт и набирала его имя в поиске. Вылезало много однофамильцев, но Юрки там не было. Мне хочется думать, что он все-таки сменил свою смешную фамилию и перешел на фамилию жены, и поэтому я не могу его найти. А вовсе не потому, что он не вышел из тюрьмы и его уже нет в живых.
sestra_milo: (boobs)
Сегодня по дороге в парк мы застряли перед мусорной машиной. У меня было хорошее настроение, и я терпеливо ждала, пока мусорщики опорожнят баки, не сигналила и не нервничала, а смотрела на них в окно и улыбалась. А когда они посторонились и дали мне проехать, я послала им воздушный поцелуй. Обычно я воздушными поцелуями не разбрасываюсь, это Милка на меня так влияет. А через два шага я увидела свободное место и попыталась припарковаться. А мусорная машина остановилась, мусорщик вылез, стал сзади моей машины и помог мне втиснуться. А потом мусорщики хором пожелали мне хорошего дня, прыгнули на закорки мусорной машины и уехали.

Неделю назад мы с друзьями сидели в ресторанчике на берегу моря и глазели на прохожих. В толпе я увидела сотрудницу с симпатичным мужчиной, и мы поздоровались. Через несколько дней на работе она подошла ко мне и сказала "Ты только ничего не подумай - мы только друзья!". Я до такой степени ничего не подумала, что мне пришлось долго догадываться, о чем это она. "Все думают, что мы с ним пара, но он слишком стар для меня - ему уже сорок пять лет!". Мне захотелось ее чем-нибудь стукнуть.

А вот раньше, в возрасте виктимности и неуверенности в себе на каждом шагу мне встречались одни похотливые старцы (старцами тогда я считала всех мужчин старше двадцати пяти). А сейчас вокруг полно зрелых интересных мужчин примерно моего возраста.
Взять, к примеру, тех же мусорщиков.
sestra_milo: (Default)
В детстве я часто представляла себя пионером-героем. Если наш город снова захватят немцы, я буду разносить листовки - я смогу, у меня получится! Главное - это незаметно вкладывать листовку в сумку или в карман. Вот в этот карман я прямо сейчас могу что-нибудь положить. И эта сумка не застегнута - так и просится под листовку. Я внимательно подмечала потенциальные приемники для моих будущих листовок и иногда даже тренировалась, вкладывая в чужие карманы и сумки маленькие камешки. А иногда просто прикасалась к сумкам, но ничего не делала. В застегнутых сумках и портфелях между жестким каркасом и верхней кожаной застежкой всегда было небольшое отверстие - очень подходящее для свернутой в трубочку листовки. Главное только - чтобы немцы меня не поймали.
Иногда владельцы сумок и карманов замечали мои тренировки и подтягивали к себе сумки поближе, проверяя наличие кошелька.
интересно, что они думали про девочку с честными глазами в пионерском галстуке, которая только что у всех на глазах пыталась залезть в их сумку.

September 2017

S M T W T F S
      12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 12:17 pm
Powered by Dreamwidth Studios